Собираемся в поход (15)

Снежной Королевой звали. козу. Студенты-путешественники совершали длительный и сложный лыжный поход по Приполярному Уралу. Поскольку студенты — народ не только упорный и настойчивый, но и веселый, то в числе прочих новинок они нашли, как им показалось, оригинальном решение пищевой проблемы. В горнолыжном путешествии высшей категории сложности они взяли с собой. козу. Предполагалось, что сначала коза будет снабжать группу молоком, а затем съедят ее саму.

Наконец со смехом и прибаутками группа выступила в поход. На вездеходной дороге, где мы впервые встретились со студентами, перед нами предстало изумительное зрелище. По заснеженной долине тянулась кавалькада лыжников, впряженных в самодельные груженые нарты. Замыкающий шел с рюкзаком. К поясу его была привязана длинная веревка, на которой трусила коза. Рога её были украшены туристскими значками, на хвосте болталась табличка с лихой надписью: "Не уверен — не обгоняй!"

С этой группой весельчаков нам довелось встретиться еще дважды.

На девятый день пути мы спускались с вершины Манарага. Уже несколько дней дул сильный южный ветер. Шквалистыми порывами налетал снег. Чтобы как-то упрятаться от непогоды, мы спустились в северную долину.

И вот, войдя в лесную зону и пробивая лыжню по занесенной снегом речке, наткнулись на лагерь студентов. Они уже третий день отсиживались, пережидая южный ветер.

Пока путь пролегал по вездеходной дороге, среди плотной тайги, все шло нормально. Но как только группа вошла в долину реки с глубоким снегом да еще и продуваемую всеми ветрами, ситуация резко обострилась. Глубокая лыжня (до 50, а иногда до 70 сантиметров) отбирала много сил. А встречный ветер (туристы его называют грубовато, но точно: "мордевинд") сильно давил на высоко груженые нарты (ведь на нартах, кроме рюкзаков, было уложено прессованное сено для Снежки).

Они часто переворачивались, ветер срывал куски сена и уносил в долину. Приходилось останавливаться, на ветру перепаковывать капризный груз. Жестяно грохотал промерзший полиэтилен. Снежка пугалась, дергалась, увязала в глубоком снегу. После многих попыток как-то наладить ритм движения, было решено уложить козу на нартах, привязать и так транспортировать. Эта операция (тоже давшаяся не без труда), разумеется, утяжелила рюкзаки. Идти стали ритмичней, но медленнее. В довершение всех бед у Снежки, крепко привязанной к нартам и потому неподвижной, отмерз хвост, и она перестала доиться.

Мы встретились со студентами в критический для жизни Снежки момент. Группа уже поняла, что коза — это обуза, что поход под угрозой срыва, что веселому началу предстоит бесславный конец. Поскольку свой бивак мы обустроили неподалеку от путешественников, а костер был общим, то яростная дискуссия о судьбе Королевы долетала и до наших ушей. Были предложения радикальные:

— Живые консервы доставлены в район. Пора ими воспользоваться.

Но были и гуманные:

— За это время Снежка стала членом коллектива.

Резать ее безнравственно.

Наш фотограф Гена, держа руки в зарядном мешке, кивнул головой в сторону кипящей рядом палатки и сказал вполголоса:

— Хорошо людям! Нашли себе проблему. Теперь до конца похода будет о чем поговорить.

На следующий день мы ушли на север. Вопрос о Снежке остался открытым. А нам еще нужно было успеть на гору Колокольня. Южный ветер подгонял нас.

Конец одиссеи Снежной Королевы мы узнали уже по дороге домой. К железнодорожному полотну наши группы вышли почти одновременно. Снежка была жива. Когда в вагоне мы разговорились, руководитель студенческой группы Саша сказал:

— Мы нашли в себе мужество признаться, что при подготовке похода больше руководствовались чувством юмора, чем реальными проблемами путешествия. Но и отказаться от продолжения похода из-за. козы — для этого нужно большое мужество. Я рад, что группа это мужество проявила.

Мы помолчали. Я спросил:

— А как Снежка?

— Поморозилась, конечно. Привезем, передадим в ветлечебницу, а потом коллективно извинимся!

. Возможно, эта трагикомическая история и не имеет отношения к проблеме питания, но она наглядно показывает, насколько серьезно следует к ней подходить.